С меня хватит!  (перевод с английского)

Встав с постели, я первым делом решила узнать, какая сегодня будет погода. Показания градусника меня не обрадовали: восемьдесят пять по Фаренгейту, плюс невообразимая для этого времени года влажность настроили меня на то, что впереди ещё один из тех несчастливых дней, когда тело просто плавится от жары. Мне ничего не оставалось делать, как пойти принять душ, а заодно хорошенько вымыть волосы. Окончив мыться, я надела короткие шорты и лёгкую майку. Теперь я была готова к тому, чтобы приступить к ежедневной утренней процедуре: приведению в надлежащий вид своих волос.

Мои волосы достигают середины спины и выкрашены в белый цвет. Каждый месяц мне приходится посещать салон, чтобы краска не теряла своей яркости, а заодно, чтобы подкрашивать корни, так как за месяц волосы отрастают, а чёрные корни на фоне белых волос смотрятся не очень привлекательно.

Я люблю, когда мои волосы выглядят пышно и закручено, как у певицы в стиле кантри или порно звезды. Но сегодня мои волосы не хотели принимать ту форму, какую бы я хотела. По правде говоря, весь последний месяц причёсывание превращается не в приятное занятие, как это было раньше, а в настоящую войну расчёски и волос. Невыносимая жара и влажность сделали своё дело: волосы перестали быть моей гордостью, а превратились в ненавистные отростки, которые только и умеют, что доставлять мне одни неприятности. После того, как я вылила на них тонну геля и лака для волос, мне наконец-то удалось расчесать их, а потом затянуть в тугую и липкую косу. Представьте себе, как в такую жару, можно проходить весь день с этим на голове? Оглядев себя в зеркало, я поняла, что сегодняшнее расчёсывание стало последней каплей. Дальше так продолжаться не может. Сегодня же надо избавиться от волос, иначе я просто сойду с ума. На моей голове не должно остаться ни единого волоска и точка! Всё, с меня хватит!

Сев в машину, я сразу же отправилась в деловой район нашего города. Припарковав машину на стоянке, я пошла искать подходящее место, где смогла бы избавиться от волос. Я решила, что не должна идти в свой салон, хотя он и был неподалёку. Вряд ли моя парикмахер захочет сделать со мной то, что я хочу. Ведь тогда она потеряет семьдесят пять долларов в месяц и одну из своих постоянных клиенток. Скорее всего, она начнёт отговаривать меня, и, вполне возможно, что я поддамся на её уговоры. Тогда что, мучаться пока не спадёт эта жара? Ну уж нет!

Наконец мой выбор остановился на одной из мужских парикмахерских, которых тут было натыкано на каждом шагу. Оглядев скромное убранство сквозь огромное окно, я решила – это то, что мне надо. Не долго думая, я потянула за ручку и вошла внутрь. Тут я увидела два парикмахерских кресла, а также пять стульев, обитых кожей. Видимо, на этих стульях сидят те, кто дожидается своей очереди. На одном из этих стульев сидел парикмахер, мужчина средних лет, и читал газету.

- Добрый день, - обратился он ко мне. – Чем я могу вам помочь?

- Да, можете, - ответила я. - Видите ли, я не могу больше вынести этой жары и всего, что с нею связано. Не могли бы вы обрезать мне волосы?

- Обрезать ваши волосы, - удивился он. – Но я никогда раньше не стриг женщин.

- О, не беспокойтесь, - улыбнулась я. – Я думаю, вам это доставит удовольствие, о котором вы никогда не забудете.

После этого я подошла к парикмахерскому креслу и села в него. Мужчина подошёл ко мне и развернул кресло так, чтобы я могла видеть себя в зеркале.

- Итак, как вас стричь, - спросил он.

- Поймите, я уже всё хорошо обдумала, пока ехала сюда, и приняла окончательное решение, и никто в мире меня уже не сможет переубедить. Пожалуйста, я не хочу никаких стрижек. Просто обрейте мне голову.

«Слова сказаны, пути назад нет», - подумала я.

- Вы что шутите, - возмутился парикмахер. – Я первый раз вижу женщину, которая бы хотела, чтобы ей обрили голову. Зачем вам это?

- Послушайте, когда за окном миллион градусов, а благодаря влажности все два, то мне ничего другого просто не пришло в голову, как облегчить мои мучения. Мои волосы за день становятся липкими от пота и лака с гелем. К тому же они очень густые и их слишком много. Я устала каждый день приводить их в порядок и расчёсывать. Пару недель назад меня уже посещали подобные мысли, но я отогнала их тогда прочь, зато теперь меня ничем не остановишь.

- Ладно, - обескуражено ответили он. – Но это будет стоить вам восемь долларов.

Восемь долларов! Да, что за чушь он несёт, когда я ежемесячно тратила несколько сотен на уход за ними. По сравнению с теми деньгами, это просто мелочи.

Медленно парикмахер вытащил заколку из моей головы. Вместе с заколкой оттуда вывалился носик, который обычно прикрепляют на баллончик с гелем, чтобы его легко оттуда доставать. Освободившиеся от заколки волосы остались в том же положении, что и были. Создавалось такое впечатление, что я вылила себе на голову целую цистерну геля и лака.

- Видите, что мне приходится терпеть, - горестно вздохнула я.

Парикмахер ещё некоторое время попробовал что-то сделать с волосами, но все его попытки ни к чему не привели, так как волосы возвращались в исходное положение.

- Даже не знаю что делать, - сказал он. – Боюсь, машинка не сможет справиться с вашими волосами.

- Тогда вымойте их шампунем, и всё будет в порядке, - нашла я выход из положения.

- У меня нет для этого специального кресла, как в женских салонах красоты, - услышала я в ответ. – Я никогда не мыл волос своих клиентов. Единственное место, где я мог бы вымыть вашу голову – умывальник под зеркалом. Видите, там ещё есть шланг. Но я никогда всем этим не пользовался. Оно так и стоит в том же положении, какое было, когда я покупал эту парикмахерскую.

- Всё, что вам нужно – смыть гель и лак с волос. Так уж и быть, я потерплю неудобства. Можете вымыть голову тем способом, какой вам удобен. Я не возражаю, - улыбаясь, ответила я.

- Хорошо, я понял, - ответил парикмахер.

Обернув вокруг шеи жёсткое полотенце, он наклонил мою голову к умывальнику. После этого мужчина включил воду, а затем переключил её с крана на шланг. Хорошенько намочив волосы, он оставил меня сидеть в таком положении, а сам начал рыться в небольшом шкафчике.

- В этом шкафчике ничего подходящего для мытья головы нет, - спустя какое-то время сказал он. – Пойду и посмотрю в кладовке.

Сказав это, он удалился. Я только слышала, как он что-то передвигает в кладовке и в чём-то там роется. Наконец он вернулся ко мне и сказал:

- Всё, что я смог найти, кусок вот этого мыла.

- Ничего страшного, - ответила я. – Всё равно я буду мыть их в последний раз, поэтому это не имеет значения.

Развернув мыло, он начал втирать его в волосы, иногда смачивая их с помощью шланга, чтобы мыло лучше впиталось.

- Не могли бы вы сесть немного иначе, чтобы я мог намылить вашу макушку, - спросил он.

Я придвинулась ближе к умывальнику и опустила голову, вцепившись руками в его края. Так получилось, что я оказалось нос к носу с зеркалом. Парикмахер стал намыливать макушку своеобразным способом, будто он работал не мылом, а утюгом. После нескольких проходов мыла по волосам, на мой лоб стала капать пена. Спустя пять минут, голова была намылена, после чего парикмахер перешёл к непосредственному мытью.

- Впервые в жизни мою женщине голову, - сказал он.

- Ничего страшного, - засмеялась я. – У вас это неплохо выходит. Раньше я любила, когда мне в салоне мыли голову. Кстати, могу я сесть, а то вода стекает прямо на лоб?

- Конечно.

Я разогнулась и удобнее устроилась в кресле, после чего он продолжил массировать мою голову.

- Не возражаете, если я закурю, - спросила я.

- Нет, - коротко ответил он, отнимая голову от моей головы.

Я встала, сходила за сумочкой, где лежали сигареты, и вернулась на место. Мужчина продолжил свою работу, а я тем временем зажгла сигарету.

- Вы не возражаете, что, если вы раньше, чем я докурю, окончите мыть мне голову, я смогу спокойно докурить, не выбрасывая сигарету, - спросила я.

- Конечно, - ответил парикмахер.

Мне нравилось, как он массажирует мою голову, поэтому я решила немного продлить удовольствие.

- А не могли бы вы сделать что-то типа ирокеза на моей голове?

Он задумчиво посмотрел на меня, после чего попытался придать моим волосам подобие ирокеза. Но, как только он отпустил руки, волосы безвольно упали вниз.

- Боюсь, это невозможно, мыло не такое плотное, как шампунь, - объяснил он.

- У вас же должен быть крем для бритья, - ответила я. – Вы можете использовать его, чтобы получить желаемую плотность.

Взяв тюбик с кремом для бритья, он выдавил мне его на голову, а затем стал втирать. Похоже, его увлекла игра с моими волосами, и он стал получать от этого такое же удовольствие, как и я. Медленно куря сигарету, я наблюдала за его действиями в зеркало. Спустя какое-то время я осознала, что теперь мои волосы похожи на некую однородную белую массу.

- Благодаря крему для бритья, с вашими волосами теперь можно делать что угодно.

Похоже, он остался доволен результатом.

- Отличная работа, - засмеялась я. – Настало время для ирокеза.

После нехитрых манипуляций, на моей голове образовался нерушимый шпиль из волос, гордо возвышающийся на макушке. На ирокез это было мало похоже, зато мне было очень весело.

- Жаль, что у меня много дел. Я готова сидеть тут весь день лишь бы вы продолжали мыть мне голову и выполнять мои маленькие капризы, - сказала я.

Потушив сигарету, я снова наклонилась над умывальником, после чего парикмахер начал вымывать крем для бритья и мыло из моих волос. Окончив этим заниматься, он взял в руки серый гребень и стал расчёсывать мои волосы, предварительно обернув меня простынёй.

Расчесав волосы, мужчина взял в руки ножницы. Итак, момент истины настал. Отмерив пальцами несколько сантиметровую длину, он спокойно приставил к тому месту ножницы, а затем раздался едва слышный щелчок. Первая прядь упала на пол. Дальше всё пошло как по накатанной дорожке: он начал отмерять прядь за прядью, идя по кругу моей головы. Выкрашенные волосы падали на пол, а так как я не была в салоне уже месяц, вместо них стали появляться так нелюбимые мною чёрные отростки. Ведь я не видела себя с тёмными волосами уже года три, поэтому мне не сильно понравилось, открывшееся зрелище, хотя я заметила, что короткая стрижка, которая только начала приобретать свои очертания, мне нравится гораздо больше, чем моя роскошная грива. Но раз я сказала себе, что на моей голове не должно остаться ни волоска, значит, так оно и будет.

Спустя какое-то время от моих длинных волос не осталось и следа. Теперь на моей голове красовалась модная в последнее время мальчишеская стрижка. Если её немного подравнять, то получилось бы неплохо.

Парикмахер тщательно вытер мою голову полотенцем, после чего взял в руки машинку для стрижки волос. Затем он её включил, после чего зафиксировал рукой мою голову. Приблизив машинку к моей голове, он сделал первое движение. Там, где только что прошла машинка, осталась лишь едва заметная чёрная щетина.

Окончив водить машинкой по моей голове, парикмахер обернул её горячим полотенцем. Затем он снял его и развернул кресло так, что я не могла больше видеть себя в зеркале. Взяв в руки тюбик с кремом для бритья, он стал покрывать им мою голову. Это было просто непередаваемое ощущение, когда практически голой кожи головы касается крем для бритья. Отточенными движениями он размазал крем по голове и взял в руки опасную бритву. Именно в этот момент зазвонил телефон.

Извинившись, он отошёл от меня и поднял трубку. Я не особо прислушивалась, о чём он говорит по телефону, так как в этот момент наслаждалась ощущением крема для бритья на моей голове.

Внезапно дверь открылась, и в парикмахерскую вошло трое мужчин, примерно такого же возраста, как владелец парикмахерской. Они расположились на стульях в трёх метрах от меня, и, видимо, решили ждать, когда наступит их очередь для стрижки. Мужчины внимательно посмотрели на меня. Думаю, они не могли до сих пор поверить, что перед ними в кресле сидит женщина. Я решила развеять их сомнения. Сняв простыню, я прошествовала мимо трёх изумлённых клиентов к парикмахеру, который до сих пор говорил по телефону, и спросила:

- Где у вас уборная?

Он указал мне на небольшую дверь в углу парикмахерской. Я немедленно прошла туда. Войдя в уборную, я первым делом посмотрела в зеркало. Отражение немного меня удивило. Взяв салфетку, я решила вытереть пот со лба, отчего смазала немного крема.

Я как раз вернулась из уборной, когда парикмахер окончил говорить по телефону.

- Я случайно стёрла немного крема, когда была в уборной, - огорчённо сказала я, усаживаясь в кресло.

- Ничего страшного. У меня есть ещё, - ответил парикмахер.

Мужчина добавил немного крема на мою голову, и снова взял в руки опасную бритву. Мне было весело наблюдать за вытянувшимися лицами клиентов, ждущих своей очереди. После каждого скребка, парикмахер стряхивал крем вместе с обритой щетиной прямо в умывальник, а затем ополаскивал бритву под краном.

Наконец он сделал последний скребок, тщательно вытер мою голову полотенцем, а кресло развернул к зеркалу. Отражение в зеркале мне очень понравилось: моя голова имела плавные очертания и задорно порозовела. Определённо, мой новый имидж нравился мне гораздо больше старого.

Я горячо поблагодарила парикмахера и заплатила ему сумму вдвое больше положенного. Теперь салоны красоты для меня в прошлом. Не могу дождаться, когда пройдёт пару месяцев, волосы немного отрастут, и я снова приду сюда, чтобы выскоблить голову под абсолютный ноль, как сделала это сегодня утром.

Автор: HairBoss.

Перевод: Crack.