История Тани

Раздался звонок. Открыв дверь, Таня увидела на пороге свою соседку и лучшую подругу. К вечеру намечался совместный поход на дискотеку. Инициатором, как всегда, выступила Оля.

- Привет! - на выдохе бойко выпалила запыхавшаяся после бега по лестнице Оля.

- П-привет, - после паузы произнесла Таня.

Пауза ушла на то, чтобы закрыть рот, до сих пор раскрытый от удивления. Впустив Олю и закрыв дверь, Таня озвучила причину этого удивления:

- Ты постриглась?

- Ага! Разве не видно? - улыбнулась Оля.

- Классненько...

- И мне нравится.

 

Таня всегда по-хорошему завидовала подруге: хотя Оля и не обладала внешностью фотомодели, но у неё были аристократические черты лица, очень белая кожа, довольно большая грудь, красиво очерченные талия и бедра. При таком же, как у Тани, росте около 170, её фигура имела явно выраженную склонность к полноте, с которой Оля, правда, не без успеха боролась, по многу раз в день бегая на свой пятый этаж и обратно. Для мальчишек же она была просто сногсшибательной, что подтверждалось бесконечными ухаживаниями наперебой, хотя Оля в своих симпатиях проявляла постоянство, уже несколько месяцев встречаясь с одним и тем же парнем.

А вот Тане не везло - к девятнадцати годам у неё ещё никого не было... Это служило причиной для уничижительной самокритики и самокопания. В сравнении с собой Оля казалась Тане действительно женственной, потому что её собственная фигура была скорее атлетического типа: крепкая, сбитая, с сильными руками и ногами, высокой небольшой грудью и широкими бедрами. Однако свои достоинства она подчёркивать не умела, а хрипловатый голос и резкая походка довершали "неженственный", по её мнению, образ. Правда, у Тани было вполне симпатичное лицо с мягкими чертами, но ей оно казалось обычным, абсолютно не примечательным. Таня считала, что рядом с такой подругой она обречена находиться в тени, смирилась с этим и даже привыкла. В таком положении всё, что ей оставалось, это по-доброму завидовать Оле. И Таня завидовала.

В какой-то мере она завидовала даже её волосам, от природы того же русого цвета. На самом деле Оля не могла похвастать роскошной шевелюрой: её волосы были очень мягкие, тонкие и довольно редкие, но вьющиеся. Ещё около года назад они доходили ей до плеч, но в конце прошлого лета Оля остригла их до короткого каре и перекрасила в медно-рыжий цвет, который ей очень шёл. Кроме того, новая стрижка придала её причёске некоторую пышность.

Тогда же, вслед за подругой, конечно, сменила причёску и Таня. Первоначально она не собиралась стричься - ей казалось, что так её непременно станут принимать за мальчика. Она никогда не носила длинных волос, а единственный раз попробовав их отрастить, убедилась, что это невозможно - не доходя даже до плеч, они начинали сильно сечься. К тому же, у нее были жирные волосы, и даже при такой их длине голову приходилось мыть ежедневно, иначе причёска совершенно теряла вид.

Таким образом, после неудачного эксперимента с отращиванием она вернулась к своей обычной причёске - это было нечто бесформенное, закрывающее уши. К концу лета эта беспорядочная копна успела заметно выгореть на солнце и, после недолгих препирательств в парикмахерской, её сменила довольно короткая, но оригинальная стрижка: подлинее сверху, а ниже, на широкой полосе над ушами и сзади, все выстрижено ножницами совсем коротко, почти под ежик. Зато ещё ниже, на висках и внизу на затылке, были оставлены многочисленные хвостики. Парикмахер Борис назвал эту стрижку индивидуальной - в целом Танины прямые волосы не отличались повышенной густотой, но были гуще наверху, чем на висках и на затылке. Неожиданно для неё самой новая стрижка настолько понравилась Тане, что каждые месяц-полтора она ходила стричься к тому же мастеру, всегда возвращаясь с одной и той же причёской.

 

Однако новая стрижка Оли оказалась куда короче: по всей голове волосы были острижены самое большее до пары сантиметров, однако будучи очень мягкими, нигде не торчали, а как бы ровным слоем покрывали голову, и лишь спереди была оставлена небольшая вьющаяся чёлка, смотревшаяся просто потрясающе на фоне красивой формы головы.

- Так коротко... Я даже не сразу тебя узнала... - поделилась сдержанным впечатлением Таня. И тут же добавила: - Но тебе так идёт!..

- Ага, мне это все говорят! - засмеялась Оля. - Что коротко, но красиво. И, между прочим, почти бесплатно!

- Как это? - удивленно спросила Таня.

- Очень просто - это Галя из того дома, - махнув рукой в неопределённом направлении, ответила Оля. - Ты её не знаешь. Вчера ещё.

Порадовавшись за подругу, Таня вдруг вспомнила о себе. Полтора месяца назад, когда она в очередной раз собиралась сходить подровняться к Борису, оказалось, что его парикмахерская закрыта, а чуть позже выяснилось, что он переехал в другой город. С тех пор Таня не знала, что делать: в других местах либо брали за стрижку намного дороже, либо они находились слишком далеко. Пока же она решила "отрастать". Её некогда любимая стрижка уже настолько утратила свой вид, что теперь сложно было понять, как она выглядела в оригинале.

Новость, сообщённая Олей, оказалась очень кстати. Немного подумав, Таня спросила:

- А меня эта Галя сможет постричь?

- А почему нет? - сказала Оля. - Она и Вику совсем недавно классно подстригла. Ты как у меня стрижку хочешь сделать?

- Да нет, я только подровняться. Чтоб как раньше было. А то Боря уехал. Ну, ты знаешь...

- Ладно. Тогда давай сейчас и сходим, - предложила Оля.

- Прямо сейчас? - удивилась Таня.

- Ну да, чего тянуть? До вечера почти полдня времени есть, десять раз успеем.

 

Через пять минут подруги были у Гали. Звонить в дверь пришлось несколько дольше ожидаемого. Галя оказалась очень полной, небольшого роста, темноволосой девушкой лет двадцати с небольшим, с низким, но приятным голосом, одетой в домашний халатик. Протяжно зевнула:

- Чего надо? Поспать не дают... - добродушно проворчала она.

- Да вот, подруга хочет подстричься, - ответила Оля. - Знакомьтесь: это Галя, это Таня.

- А, ну ладно, заходите. Всё равно разбудили уже... - всё так же добродушно посетовала Галя и, впустив девчонок, ушла на кухню, где вскоре засвистел чайник.

Оля и Таня тем временем расположились в единственной комнате.

Минут через пять Галя вернулась из кухни с сигаретой в одной руке и чашкой чаю в другой и села за стоявший у входа стол.

- Оль, ты сбегай пока за оплатой, а то у меня кончились, - указав сигаретой на дверь, - сказала она. А ты, - чашкой в сторону Тани, - иди в ванную голову мыть.

К тому времени, когда Таня вымыла голову, Оля уже вернулась с "платой за стрижку", каковой оказалась пачка сигарет. Галя еще допивала свой чай.

- Поставь стул на середину, - отхлёбывая из чашки последние глотки, произнесла она, не понятно к кому именно из двух девушек обращаясь.

Оля среагировала быстрее - выставила стул, на который и уселась Таня. Галя встала, взяла с полки расчёску и ножницы и спросила:

- Как стричься будем? Такую же, как тебе сделать? - обратилась к Оле, которая стояла лицом к ней.

- Не, я только подровняться хочу... - тихо промолвила было Таня, но бойкая Оля её перебила:

- Она свою стрижку хочет, как у неё раньше была.

- Гы... А почём мне знать, какая у неё была раньше? - расчёсывая Танины мокрые волосы, усмехнулась Галя.

- Сейчас объясню, - не растерялась Оля. - У неё оригинальная стрижка, фигурная: сверху подлиннее, но раза в два короче, чем сейчас.

На самом деле так только казалось, когда мокрые волосы были прямо расчёсаны, но Оля не приняла этого в расчёт, а Таня, как обычно, доверилась подруге.

- А тут, - и Оля раскрытыми ладонями провела над ушами Тани, соединив руки на её затылке и тем самым обозначая известную ей полосу, - все выстрижено совсем-совсем коротко, намного короче, чем у меня сейчас. И по краям хвостики оставлены тоненькие такие, - показав на виски и затылок, завершила описание любимой Таниной стрижки Оля.

- Ага, интересно... фигурная, значит... - задумчиво пробурчала Галя, нахмурив лоб.

 

Галя не была профессиональным парикмахером, а её любительский опыт стрижек был весьма скромным - Оля была всего лишь третьей её клиенткой. Но кое-какие парикмахерские способности у неё были.

В первый раз её лучшая подруга решила расстаться с порядком надоевшей ей длинной рыжей косой и обратилась именно к ней. Галя справилась на отлично: отрезав косу, она довольно ловко превратила оставшееся в симпатичное короткое каре.

Вторую стрижку Галя сделала через две недели, когда та самая подруга привела ей свою знакомую - Вику. Та не знала, какую стрижку она хочет сделать, но Галина подруга не растерялась и предложила сделать "шапочку". Тут Галя приобрела новый опыт: машинки, чтобы выстричь волосы на затылке, у неё не было, поэтому пришлось как-то выкручиваться. Взяв тонкую и частую расчёску, она плотно прикладывала её к затылку Вики и щёлкала ножницами, держа их впритык к обратной стороне расчёски и, таким образом, состригала волосы до нескольких миллиметров. Получилось почти так же хорошо, как если бы Галя работала машинкой. После всего оставалось лишь подстричь длинные пряди сверху, с чем она вполне успешно справилась.

И хотя стрижка несколько отличалась от классического варианта: сзади волосы были выстрижены выше и короче, тогда как чёлка по желанию клиентки была оставлена длиннее, Вика была очень довольна, а Галина подруга восхищалась и расточала комплименты её мастерству.

Ещё через неделю к ней пришла очередная клиентка - Оля, с окрашенными в рыжий цвет волосами и отросшими русыми корнями. Всё, что требовалось сделать в этом случае - "состричь краску", как предложила уже сама Галя. Оля тут же с ней согласилась. Оставить небольшую чёлку также придумала Галя, тем самым перейдя на следующую ступень в развитии своих парикмахерских способностей - она училась, и училась очень быстро.

Олина стрижка не доставила Гале особых проблем, достаточно было ориентироваться на границу между русым и рыжим. Начав стричь, Галя очень быстро сообразила, что удобнее и надёжнее всего состригать окрашенные пряди, зажимая их между пальцами вплотную приложенной к голове ладони и щёлкая ножницами не более, чем в сантиметре над ней. Таким образом, на этот раз Галя управилась со стрижкой быстро, не хуже настоящего парикмахера, а податливые Олины волосы еще и немного помогли ей.

Однако пожелание очередной, четвёртой по счету клиентки, поставило Галю в затруднительное положение. Техника выполнения такой стрижки была ей не совсем понятна. И после недолгого раздумья Галя решила - главное уверенно начать, а там видно будет.

 

Словно почувствовав неладное, Таня заворочалась на стуле.

- Что-то не так?.. - неуверенно произнесла она.

"Я же ни разу не стриглась у неё! И даже зеркала нет, чтоб смотреться... Но другого выхода уже нет - обидится ещё... Остаётся только довериться этой толстухе. Впрочем, Олю она вроде нормально постригла. Коротковато, правда, я бы так не хотела. Ольке-то всё хорошо, а мне..." - искоса взглянув на увлечённую телевизором подругу, думала Таня.

- Все путём! - твёрдым голосом прервала её мысли принявшая решение Галя.

Сперва она пожалела было о том, что бездумно расчесала волосы прямо вниз, тогда как их скорее следовало зачёсывать наверх - ей пришла в голову мысль, что стрижку надо бы начинать сверху... Но, прикинув ещё раз, Галя решила, что не стоит перечёсывать заново - лучше обозначить основную фигуру стрижки уже сейчас. Поставив ножницы примерно на середину лба, она резво начала ополовинивать относительно длинные прямые пряди. Дойдя до края, она продолжала, врезаясь в отросшие волосы по бокам, как ни в чем не бывало - одной половинкой ножниц прижималась к коже головы, а другой щёлкала ей навстречу. Так она прошлась до середины затылка и затем начала идти точно так же навстречу с другой стороны. Получилось почти ровно. Это напомнило ей стрижку Вики, только сейчас чётко вырезанная линия пролегла значительно выше.

Галя чуть расслабилась после столь ответственного этапа и стала произвольно состригать волосы по бокам и сзади, оказавшиеся ниже этой "ватерлинии", оставляя нетронутыми небольшие клочки в самом низу затылка и на висках, которые предстояло оформить в виде хвостиков.

Вновь обретя уверенность в своих силах, Галя работала споро. "Проблемный" верх она решила оставить на десерт, а сначала полностью закончить стрижку с боков и на затылке. Тут вновь пришёл на помощь опыт Викиной стрижки. Взяв ту самую расчёску, Галя принялась работать в том же стиле - состригать волосы почти под корень, прижимая расчёску к голове, и так, увлекшись, обработала весь затылок почти до "ватерлинии" за исключением небольшой полоски в самом низу.

"Пожалуй, коротковато получается!" - подумалось ей. С этой мыслью она аккуратно и постепенно сделала полосу чуть более длинного ёжика у самой "ватерлинии", однако пространство для маневра оставалось минимальное, и ёжик здесь даже в удлинённой версии всё равно был настолько коротким, что его нельзя было ухватить между пальцами.

"Но сзади - это сзади, сразу и незаметно", - ухмыльнувшись про себя, подумала Галя. Таким образом, с боков она решила сделать ёжик подлиннее, хотя его было сложно подстричь столь же ровно: приходилось отмерять от расчёски больше, о чём с непривычки Галя не всегда вовремя вспоминала. С грехом пополам она управилась и с этим.

Устав щёлкать ножницами, она осмотрела то, что получилось: по бокам ёжик был в целом около сантиметра длиной, хотя кое-где попадались совсем выстриженные участки, на первый взгляд, впрочем, не слишком заметные. К более короткому ёжику на затылке с большим трудом Гале удалось сделать более-менее аккуратный переход.

"Что же, все не так уж и плохо", - решила Галя. - "Ещё чуть-чуть осталось".

 

Танины первоначальные тревоги успокоились.

"Похоже, она действительно знает своё дело", - думала она, слушая, как Галя бойко и уверенно щёлкает ножницами.

"Кажется, она стрижёт немного короче, чем этот делал Боря, но на лето сойдёт и покороче... Эх, жаль, нет зеркала, чтобы смотреть, а то скучновато. Хорошо, хоть телевизор есть". - И она скосила взгляд на телевизор, который продолжала смотреть Оля.

 

Галя тем временем занялась сооружением хвостиков из оставшихся по краям тонких длинных прядок: "А тут не густо совсем - особо и не развернёшься".

Все пряди она укоротила почти наполовину и со всем возможным тщанием выстригла промежутки между ними на затылке; на висках этого не потребовалось. Отойдя на метр, она придирчиво оценила вид сзади:

"Три волосины, а не хвосты - ей-богу! И зачем они ей сдались?.. Да, надо было побольше оставлять. Но кто ж знал?! Ладно, продолжим - один верх остался".

Пока Галя в поте лица трудилась над боками и затылком, волосы сверху почти полностью высохли и, как результат, подтянулись. Теперь подстриженная на самом первом этапе чёлка не доставала и до середины лба, а вровень с ней шедшая параллельно земле "ватерлиния" создала что-то вроде ступеньки, оставшись на месте.

Чтобы вновь намочить волосы, Галя взяла пульверизатор-прыскалку для глажки и от души побрызгала на голову клиентки. Затем отложила в сторону расчёску и начала стричь ещё остававшиеся относительно длинными волосы сверху по проверенному на Оле методу. Правда, теперь ей приходилось побольше отмерять на глаз над пальцами, потому что ладонь она прикладывала, как и раньше, вплотную к голове, а отмерять под ладонью она не отважилась. Обработав таким образом теменную часть, она почувствовала, что устаёт.

"И глаз замыливается, и рука немеет. Нет мочи уже... Остальное сделаю ей покороче - как у Ольки", - решила Галя.

И, со вздохом облегчения, торопливо принялась стричь макушку и остававшиеся вверху на затылке и по бокам волосы. Теперь она работала просто: прикладывая ладонь к голове и зажимая волосы между пальцами, она почти вплотную к ним состригала ножницами всё, что оказывалось сверху. Довольно быстро укоротив их таким образом, она обнаружила, что вновь подсохшие волосы в некоторых местах стоят торчком. По бокам это было не очень заметно, но макушка упорно не поддавалась прилизыванию - даже пульверизатор не мог с этим справиться и помог лишь отчасти.

"Вот дела. С Олькой-то всё нормально было!" - посетовала Галя. Впрочем, ей тут же пришла в голову идея, как если не избавиться от этой проблемы, то, по крайней мере, её сгладить. Вновь применив прыскалку, она зачесала все ещё поддающиеся расчёске короткие пряди наверху назад, оставив лишь спадавшую на лоб небольшую чёлку.

Под конец, включив фен и взяв подходящую расчёску, зафиксировала их в этом положении, а затем тщательно расправила тоненькие хвостики внизу.

"А что, сгодится. Приемлемо, я думаю. Но вообще стрижка какая-то дурацкая. Изначально!" - подвела Галя итог своим трудам.

 

- Всё. Готово. С укладкой, как в салоне, - произнесла порядком уставшая Галя, снимая с Таниных плеч усыпанное состриженными волосами полотенце.

- Зеркало есть? - с нетерпением спросила Таня.

- В ванной, - со вздохом кивнула в ту сторону Галя.

Таня побежала в ванную. Там оказалось темно, а зеркало было мутноватым. Включить свет тоже не получилось - выключатель почему-то заел, и лампочка, мигнув на прощание, приказала долго жить.

Оценить новую причёску как следует в такой обстановке было сложно. На вид это напоминало привычную ей стрижку, но значительно короче. С тем, что будет короче, Таня мысленно согласилась ещё в процессе стрижки. Но вот насколько короче? - выяснить было пока невозможно. Поэтому она принялась ощупывать голову. "Да, это действительно короче, - почувствовала она, проведя несколько раз пальцами по верху. - И назад я не зачёсываю... Впрочем, это дома можно исправить". Таня уже было поднесла руку к затылку, но тут появилась Галя с полотенцем в руках:

- Посмотрелась? А почему в темноте?

- Я включила, а лампочка перегорела, - смутившись, промолвила Таня.

- Убытки, значит. Это ж надо так включать... - недовольно пробурчала Галя. - Ладно, твоей вины в том нет... Скажи лучше - нравится тебе стрижка?

- Да вроде хорошо, - откликнулась Таня, обрадовавшись случаю замять собственную неловкость. - Спасибо!

- Ну, если нравится, то в следующий раз приходи, - усмехнулась Галя.

Подошла Оля.

- Ну как, подруга, довольна?

- Неплохо вроде. Дома получше рассмотрю - здесь негде просто.

- Да, девчата, давайте по домам, а то спать хочется - вы ж меня разбудили! - с лёгким упрёком сказала Галя, широко зевнув.

- Ну, ты и соня! - засмеялась Оля. - Пока тогда, приятных снов!

 

По дороге подружки едва ли перекинулись парой слов - Таня спешила домой. Обеим надо было успеть сходить в душ и как следует подготовиться к вечернему мероприятию. Пройдя чуть-чуть по горке вниз, они спустились по лестнице в свой двор. Во время этой короткой прогулки Оля сумела хорошо рассмотреть Танину стрижку и про себя удивилась, что подруге она как будто понравилась; стрижка была, на Олин взгляд, стильная, но не везде аккуратная, и главное, очень короткая. Гораздо более короткая, чем могло бы понравиться Тане, насколько она её знала. Она лишь отдалённо напоминала ту причёску, которую Таня носила три месяца назад, когда стриглась в последний раз.

 

Придя домой и, посмотрев на часы, Таня бегом бросилась в ванную - времени оставалось немного, и менее чем через час должна была зайти Оля. На двери одной из комнат висело большое зеркало в полный рост, но Таня решила, что посмотрится в него потом, когда выйдет из ванной. К тому же, она собиралась сменить Галину укладку на более привычный ей стиль.

Наконец, смыв с себя ещё остававшиеся состриженные волоски, вытершись и наскоро одевшись, Таня отправилась к большому зеркалу.

"Да-а-а... Обкорнала натурально!" - поворачиваясь перед зеркалом так и эдак, то дёргая коротенькую чёлку, то тщетно пытаясь ухватить щетинившиеся волоски по бокам, в полупрострации думала Таня. - "Ведь совсем коротко! Совсем!!!"

"Хвостики оставила на висках - и на том спасибо! Да и у Ольки-то покороче будет. Если в целом", - утешала она себя. - "Так, теперь посмотрим, что там сзади?" - она провела рукой по затылку.

Затылок щетинисто отозвался на её прикосновение.

"Нет, тут что-то не то. Надо второе зеркало взять".

Сбегав в спальню, она вернулась к большому зеркалу, держа в руках маленькое. Таня посмотрела в него, и... ахнула, чуть не выронив!

"Какой кошмар!!!" - затылок действительно был выстрижен столь радикально, что коротенькие, всего в несколько миллиметров длиной волоски на нём были едва заметны. Крысиные хвостики внизу смотрелись как какая-то злая пародия на её любимую стрижку.

"По три волосины оставила, падлюка!" - разозлившись, думала Таня.

- Вот дура толстая! - с обидой в голосе выкрикнула она и, бросившись прочь от зеркала на диван, пустила давно просившуюся слезу.

Сорвав зло в виде подобных мыслей вслух по Галиному адресу и немного поплакав, Таня успокоилась. Почти. Собрала всю свою ещё оставшуюся волю в кулак и вернулась к зеркалу с расчёской: "Надо же что-то с этим делать". Причесав чёлку как обычно вперёд и немного влево, она обнаружила, что высохшие волосы на макушке, а также в самом верху по бокам заметно топорщатся. Проведя по ним расчёской ещё несколько раз, она сообразила, что они настолько короткие, что вообще не ложатся. На ощупь ей удалось определить, что они приблизительно такой же длины как у Оли по всей голове, но в отличие от счастливой подруги, они, не будучи столь мягкими, при этом торчали.

Ещё раз присмотревшись как следует, Таня обнаружила в разных местах по бокам пару небольших участков, где волосы были выстрижены под корень - даже короче, чем на затылке! Один такой участок находился над правым ухом, чуть позади него, а другой такой же - с левой стороны, но ниже, довольно близко к длинной прядке на виске.

На Таню вновь нахлынула волна отчаяния: "С такой стрижкой даже на улицу стыдно выйти!"

 

Звонок прервал её мысли. Таня бросилась к двери и, резко распахнув, со злом выпалила стоящей на пороге Оле в прямо в лицо:

- Ну, подруга, удружила!!!

- Да ты успокойся, - спокойно, ничуть не обидевшись, отвечала ей Оля. - Ты же сама так хотела, разве не помнишь?

- Ну да, верно, сама... - вся Танина злость вдруг куда-то улетучилась. Устало и опустошённо она произнесла:

- Заходи...

Оля прошла внутрь и неспешно направилась к окну. Таня же, по дороге даже не взглянув на опротивевшее зеркало, с размаху уселась на диван. Внутри у нее все бурлило. Бросив взгляд на невозмутимую подругу, с интересом что-то рассматривающую в окне, спросила:

- И что мне теперь с этим делать?

- Жить! - обернувшись к ней, просто ответила Оля, и улыбнулась. - Ничего страшного не произошло. Стрижка, если на то пошло, только на первый взгляд плохая, ты просто не привыкла. Сейчас на дискотеку сходим, развеешься...

- Никуда я в таком виде не пойду! - заупрямилась Таня.

- Пока не купишь парик? - с дружелюбной иронией поинтересовалась Оля.

- Пока не привыкну, - грустно ответила Таня. - Такая халтура на голове! Ну ладно, что коротко, чёрт с этим, но ведь ещё и криво! Ты посмотри! - и она наглядно продемонстрировала выстриженные "в ноль" участки по бокам. - А сзади что? Она ж мои хвостики изуродовала просто.

- Да, напортачила Галина, - согласилась, присмотревшись как следует, подруга. - Но дарёному коню в зубы не смотрят - знаешь.

- Но ведь так невозможно по улице ходить! - возразила Таня.

- Это не сразу заметно. Нельзя сказать, что бросается в глаза.

- Какая разница: первый взгляд или второй?

- Ладно, дело твоё. Так мы идём?

- Иди сама. Мне в себя надо прийти. Не могу.

- Ладно: насильно никто не тянет. Но ты не переживай так - оно того не стоит.

- Постараюсь. Спасибо!

На этом подруги расстались.

 

Ни в тот день, ни на следующий Таня так и не решилась выйти из дому.

На третий день к ней явилась Оля. Немного поговорив о том, о сём, она прямо спросила:

- Слушай, неужели это всё из-за стрижки?

Таня кивнула.

- Если она тебя настолько не устраивает, что ты боишься выходить на улицу, то надо что-то с этим делать!

- Что?

- Ну, хотя бы попробовать поправить стрижку.

- У кого? Не у Гали же!.. И главное - как?!

- Этого я не знаю. Но вот, например, у Вики неплохая стрижка, "шапочка" называется. Это с тобой Галя, соня чертова, так напортачила, а с Викой у неё удачно получилось. Да и со мной тоже. Ты видела Вику? Нет? У неё стрижка чем-то похожа на твою, только волосы сверху подлиннее, а сзади всё точь-в-точь, как у тебя. Кроме хвостов, конечно. Вообще такая стрижка, как у неё, в парикмахерской - обычное дело: машинкой всё сзади сбривают за минуту. Ровненько так получается. Это Галя всё ножницами орудует, оттого и выходит кривовато. Иногда. Тебе вот не повезло...

- Ладно. Не будем об этом, - прервала Олины рассуждения Таня.

Пообщавшись ещё с полчаса, они расстались.

Тане слова подруги запомнились. "Должен же быть какой-то выход", - подумалось ей.

 

Утром следующего дня Таня, надев привычную для неё одежду: шорты и просторную спортивную куртку на молнии, добавила к этому наряду бейсболку, которая была призвана хоть как-то прикрыть позор на голове.

Спустившись с пригорка, где был расположен её дом, она вышла на довольно широкую улицу с целью найти какую-нибудь парикмахерскую и твёрдым намерением исправить Галины огрехи с минимумом потерь для своей уже короткой причёски. "Пусть будет ещё чуточку короче, - думала она. - Главное, чтобы ровно и аккуратно".

Проходя по улице, она с удивлением заметила, что парикмахерская Бориса открыта. Обрадовавшись, она стремглав бросилась через дорогу и, подойдя к зданию, по лестнице поднялась на широкий карниз-навес, откуда можно было попасть внутрь.

В этот ранний час посетителей ещё не было: парикмахерская только что открылась. Внутри помещения её встретила незнакомая миловидная женщина лет 30-35.

- А где Борис? - слегка запыхавшись, задала Таня тут же показавшийся глупым ей самой вопрос - ещё не договорив, она уже знала, каким будет ответ.

- Теперь я вместо него здесь работаю. Меня зовут Вера. Ты - постричься? Или как?

"А почему бы и нет? Хотя бы место знакомое", - мелькнула мысль у Тани.

- Да, - хрипло вырвалось у неё.

- Тогда присаживайся, - указала на кресло Вера.

Решившись окончательно, Таня в два резких шага преодолела расстояние до кресла. Усевшись, она наотмашь сняла с головы бейсболку и пристроила её на коленях.

Вера, не теряя ни секунды, моментально накрыла Таню простынёй. На белом фоне Таня увидела в зеркале свою голову и про себя отметила, что её лицо уже успело заметно подзагореть.

- Как стричь?

- Ну, я... что-нибудь вроде "шапочки" сделайте, только покороче, - середина неуверенно произнесённой фразы потонула в шуме прогрохотавшего по улице грузовика.

- Извини, не расслышала - как именно покороче?

Припомнив Олины описания Викиной стрижки, Таня пояснила:

- Ну, сзади всё побрейте, а тут - оставьте, - выпростав руку из-под накидки, Таня почти дотянулась до чёлки.

- Понятно - спортивный стиль! - с готовностью согласилась Вера.

Она уже хорошо присмотрелась к стрижке клиента и определила, что следует делать.

Взяв машинку, она установила на ней минимальную насадку и, включив её, наклонила Танину голову чуть вперёд. Машинка прошла вверх по затылку почти до самой макушки. И так ещё несколько раз в том же направлении.

"Интересное ощущение!" - подумалось Тане.

На большей части пути машинка состригала всего несколько миллиметров, и лишь в самом конце, где начинались волосы подлиннее, из-под её лезвий летели на простыню небольшие хлопья волосков. Тоненькие хвостики внизу были не в счёт.

Слегка загипнотизированная стрекочущим звуком, Таня, доверившись на этот раз действительно профессиональному парикмахеру, задумалась о своём.

Тем временем Вера приподняла и вновь наклонила её голову - на сей раз вбок, и начала обрабатывать правую сторону головы. Здесь контраст был более разительным: машинка состригала больше волос и останавливалась уже там, где начинались самые длинные пряди, оставшиеся от предыдущей стрижки. Затем Вера наклонила Танину голову на другой бок и повторила ту же процедуру. На всё она потратила от силы пару минут.

Таня взглянула в зеркало и слегка обомлела - по бокам ничего не осталось! Странно. Она хотела было что-то сказать по этому поводу Вере, но та, успев во время короткой паузы сменить насадку на машинке, вновь наклонила Танину голову вперёд и так же быстро провела машинкой по темени до макушки, состригая "остатки былой роскоши" сверху под короткий ёжик. Только небольшая полоса надо лбом, где росла чёлка, осталась нетронутой.

У Тани перехватило дыхание, а язык буквально отнялся.

Такими же быстрыми движениями проворная парикмахерша состригла все ещё остававшиеся длинные пряди с Таниной головы.

"Вот это да!" - ошарашенно подумала Таня. - "Что называется, оглянуться не успела..."

Теперь она отказалась от неудавшегося намерения вмешаться в процесс: "Будь что будет! Хуже уже не сделаешь. Не наголо же она меня собирается обрить!" - горько усмехнулась она про себя.

Вера в очередной раз сменила насадку - теперь на меньшую, приподняла до сих пор опущенную голову Тани и стала водить машинкой по макушке. Пройдясь так несколько раз и удовлетворившись результатом, каковым оказался ещё более короткий ёжик, она сняла насадку и взяла в руки расчёску. Минуты две-три у неё заняла подгонка друг к другу образовавшихся полос разной длины на границе смены насадок.

После чего она отложила расчёску, выключила машинку и чуть-чуть отошла в сторону, чтобы оценить результат. Её наметанному глазу тут же стали заметны выстриженные короче, чем самый короткий ёжик, небольшие участки по бокам. Быстро прикинув, что следует сделать, она вновь включила машинку и сразу же, без насадки, стала тщательно сбривать под ноль совсем коротенькие редкие волоски на висках и на широкой полосе вокруг ушей.

"Неужели всё-таки наголо?" - с каким-то поразительным спокойствием и отстранённым интересом подумала Таня.

Закончив с этим, Вера вновь сильно наклонила её голову вперёд и начала окончательно выбривать затылок, приводя его в соответствие с находившимся выше только что выбритыми участками по бокам. Доводя таким образом машинку до того места, где затылок делал изгиб, она возвращала её вниз и вновь повторяла процесс на следующей полосе.

Наконец жужжание прекратилось - Вера отложила машинку и взяла в руки ножницы.

Обмакнув расчёску в стакан с водой, она тщательно расчесала Танину чёлку вниз, при этом Таня успела заметить, что чёлка не совсем ровная. Вера взяла ножницы и укоротила и так уже довольно короткую чёлку ещё сантиметра на полтора, отчего та тут же подпрыгнула и теперь нависала надо лбом в полустоячем положении. Затем расчёской слегка зачесала её влево и вверх.

Вера вытерла Тане присыпанное состриженными волосами лицо полотенцем и им же подсушила коротенькую чёлочку, теперь окончательно вставшую на место.

- Готово, - объявила Вера, снимая простыню.

 

Тут Таня решилась задать уже минут десять как заготовленный вопрос:

- Скажите, Вера, вам не кажется, что для девочки это слишком короткая стрижка? Вы ведь решили, что я - мальчик, правда?

Однако расчёт на убойный эффект не оправдался, потому что Вера отвечала:

- Возможно. Но не обязательно. Поначалу, но только поначалу, я действительно приняла тебя за мальчика, но потом...

- Из-за стрижки, да? - перебила Таня.

- Вовсе не из-за стрижки. По одежде. По походке.

- В самом деле?! Но теперь-то меня точно будут за мальчика принимать. Вы меня так обрили...

- Глупости! Если ты наденешь женскую одежду: платье, или юбку, сойдут даже шорты, но только не с этой курткой, и чуть-чуть изменишь походку - никто тебя за мальчика не примет. Ведь у тебя девичье лицо. Никакая стрижка не даст ошибиться - ни та, что у тебя была, ни та, что сейчас. Она действительно очень короткая, но аккуратная и вполне подходит и твоему лицу, и голове - она у тебя очень хорошей формы. Поверь, это лучшее, что можно было сделать из того, что у тебя было.

Таня ещё раз взглянула в зеркало и с сомнением потерла рукой свежевыбритый затылок. И, как это ни было странно, такая ультракороткая стрижка действительно смотрелась гораздо лучше, чем Галино творчество, а в чём-то она казалась даже лучше, чем та, что ей когда-то делали в этой самой парикмахерской. Да, стрижка была невероятно короткая (куда короче, чем у Ольки! - по инерции подумала Таня), но стильная.

- Вообще-то я хотела что-то вроде шапочки, - уже примирительно произнесла Таня.

Вера рассмеялась:

- Правда? А ты хоть знаешь, как она выглядит?

- Не совсем. Но говорят, что красиво.

- Если у тебя достаточно быстро растут волосы и если тебе этого ещё хочется, приходи месяца через четыре, сделаем тебе шапочку, - с улыбкой сказала Вера. - Тебе подойдёт, наверное. Но эта стрижка идёт тебе гораздо больше. Пройдёт совсем немного времени: неделя, может быть, - и ты сама убедишься, да и мальчишки будут обращать на тебя внимание. Конечно, при условии, что ты кое-что изменишь в себе.

- Посмотрим, - усмехнулась Таня.

"А ведь и в самом деле, если подумать - терять-то нечего было", - решила она про себя.

- Сколько с меня?

- Нисколько. Будем считать, что это компенсация за ошибку парикмахера.

- За какую ошибку?

- Ты же была уверена, что тебя приняли за мальчика? Вот и будем считать, что я вправду ошиблась! А если как-нибудь захочешь (сейчас лето) могу так "ошибиться" ещё несколько раз, - подмигнула Вера.

- Спасибо вам большое! Я подумаю. Если ко мне и вправду хоть один парень подойдет в ближайшую неделю, то я обязательно ещё приду этим летом. А если нет - ждите меня через полгода, не раньше, - пошутила Таня.

 

В тот же день, набравшись смелости, Таня отправилась к верной подруге. Оля была шокирована:

- Ух-ты!! Ну, ты даёшь, Танька! Где это ты так?

- Потом как-нибудь расскажу. Ты лучше скажи - платье нормальное у тебя есть?

- Смотря на кого?

- На меня.

- Ну, для лучшей подруги найдется. А чего это ты вдруг, ты же не носишь?

- Хочу проверить кое-что. Когда там у нас очередной культпоход намечается?

 

С тех пор Таня стрижётся коротко и ещё ни разу об этом не пожалела.