Часто бывает так, что те кумиры, которыми восторгаемся мы в России, совершенно неизвестны на Западе. И наоборот: кто находится в тени у нас, вдруг получают популярность за границей. О них говорят, ими восхищаются. А мы ничего об этом не знаем.

Французская актриса Одри Тоту, известная российскому зрителю по фильму "Амели", рассказала, что на православное рождество, будучи в Париже в гостях у русского художника-эимгранта, посмотрела фильм "Нежный возраст" (режиссера Сергея Соловьева). Исполнительница главной роли в фильме произвела на Одри неизгладимое впечатление. Она сказала буквально следующее:

"Это блестящая актриса, с которой сейчас даже трудно кого-то сравнить в Европе".

АЛИСА ИЗ ЗАЗЕРКАЛЬЯ

Высокая, под два метра, бритая наголо девушка. Смотрит на мир широко открытыми глазами инопланетянки и говорит тонким и грудным голосом ангела. После фильма "Нежный возраст" работала манекенщицей в Москве и в Париже, снималась еще в кино, училась в Литературном институте, сейчас растит дочку двух лет и спит с... чучелом вороны в постели.

Лена выросла в Туле. И, как полагается тусовой девчонке, даже не достигнув 18 лет, убежала из дома.

- Я получила знак, - говорит Аллисон. Уехав из отчего дома, она поменяла не только место жительства, но и свое имя тоже. - Однажды мне приснилась волшебная овца, которая позвала меня в свою волшебную страну, и я пошла за ней.

Похоже на сказку, не правда ли, а Елена-Аллисон, кроме того, что модель и актриса, еще пишет сказки и рассказы. Ее "Кожа и кости. Дневник модели" был напечатан в нескольких журналах. Имя-псевдоним "Аллисон" она взяла в честь Алисы из Зазеркалья.

- Мне очень нравились стихи Евгения Рейна и, узнав, что он преподает в Литинституте, я прорвалась туда. Но он был уже очень старый и совершенно равнодушен к женской красоте. Я бросила институт.

Деньги, полученные за фильм "Нежный возраст", быстро кончились. Недолго думая, Лена решила, что пора становиться моделью. Ее взяли сразу - в "Мадемуазель". Кастинги, показы, "дебильные и самодовольные до шизофрении богатые подружки", как она сама говорит.

ВЕРНЫЙ ДРУГ ПАНЧО

Кино, модельная карьера, модные тусовки - опять ей было мало. Со 100 долларами в кармане Аллисон умчалась в Париж. Там она жила у 87-летнего русского эмигранта по прозвищу Панчо, который уехал из России еще ребенком после революции.

- Он еле ходил, почти не говорил по-русски, но у нас с ним была прекрасная любовь. Он помог мне устроиться на работу в престижное модельное агентство.

На всевозможных дефиле Аллисон познакомилась со многими звездами. Жан Рено, Роман Полански, Винсен Кассель... "Роман предлагал сняться у него в фильме, - рассказывает она, - но сценарии все были такие тяжелые... скучные... Хотя он чудесный мужчина - во всем".

Несколько раз Комаевой предлагали выйти замуж. Один чудак-богатей принес ей даже чек на огромную сумму в один миллион долларов в обмен на короткое "да" с последующей свадебной церемонией. Но она отказалась. "Там очень, очень скучно и он был очень, очень скучным..."

Парижская жизнь ей вскоре надоела. Вернувшись в Москву, Аллисон вдруг стремительно вышла замуж за известного фотографа, родила ему дочку, так же стремительно разошлась. Муж даже после развода жутко ревновал ее, несколько раз в кровь избивал ее нового друга, но, в конце концов, примирился. Сейчас он ее фотографирует и помогает в делах.

Лена-Аллисон воспитывает дочку Марусю и живет с внуком известного советского поэта (сказывается любовь к литературе). Репетирует в Театре содружества актеров на Таганке и пишет книги.

- Жаль, что я не познакомилась с Одри Тоту в Париже, говорит она, протяжно вздыхая. - Мне очень нравится ее роль в "Амели". Но ничего, съезжу еще раз в Париж и мы с ней что-нибудь придумаем вместе...

© СПИД-ИНФО №2/2004